stories

Карина Куличенко: «Самое важное от родителей — это поддержка и свобода»

кейсы

Принятие решение о переезде ребенка в Англию, — даже если это мечта всей жизни, — непросто дается как детям, так и родителям. Карина — прекрасный пример того, как родители, отпустив и позволив ребенку жить свою жизнь в новом заграничном обществе, способствовали развитию лучших качеств и полному раскрытию потенциала.

  • Карина Куличенко, 26 лет
  • Школа-пансион: King’s School Ely, Epsom College
  • Срок на пансионе: 3.5 года
  • Предметы на A-Level: Бизнес, Экономика и Математика
  • Университет: BA — Royal Holloway, University of London. MA — University Of Surrey



— Карина, как появилась идея поехать учиться в Англию?

— Когда мне было 12-13 лет, я пару раз ездила в летние лагеря в Англию. Во второй раз я поехала с другом детства: мы вместе в садик ходили, наши семьи дружили. Это были курсы при моей в итоге первой английской школе. Нам преподавали не только английский язык, но и предметы: биологию, физику, математику. Мне понравилось, а мой друг решил уже в сентябре уезжать и учиться в Англии постоянно. По прилету домой родители спросили меня, хочу ли я поехать вместе с Мишей? Я была радикально против: все мои друзья в России, любимая школа, никуда не поеду.

Но прошло 3 месяца. Миша приехал на Рождественские каникулы, рассказывал много про школу в Англии, как там все устроено. Я слушала. У меня как раз был 9 класс, много уроков, многое не получалось. Решила просить у родителей, не поздно ли еще поехать. И с января я уже была студенткой King’s School Ely.

Получается, сначала мне предложили, я отказалась, но потом передумала и все таки приняла решение уехать.

Изначально это было желание «начать все заново», насколько это возможно в 14 лет. С учебой и друзьями дома не ладилось, хотелось сбежать куда-то от текущих неурядиц. По мере учебы стало еще и очень интересно: я почувствовала разницу в методе преподавания, подаче материала. Я уже знала изучаемые темы, но на русском языке, поэтому во многом просто учила слова, терминологию.


— Как происходил процесс поступления в школу?

— Меня хорошо помнили с лета, так как мы изучали и школьные предметы. Мне просто прислали тест по английскому языку, я подготовилась с репетитором и сдала.

Не могу сказать, что у меня был отличный уровень языка, но я не боялась спрашивать и даже переспрашивать, если что-то было непонятно. Не боялась говорить — даже если с ошибками, подбирая слова, объясняя знакомыми словами незнакомое.

— В чем секрет? Обычно у многих ребят есть страх заговорить, страх быть непонятным?

— Почему-то пошло так, что я никогда не боялась. Думаю, сыграло свою роль окружение таких же иностранных студентов: и в лагере, и уже в школе у нас были отдельные классы. У всех был несовершенный язык, мы вместе учились и улучшали его. Когда я перешла в другую школу и была окружена 90% англичанами, стало сложнее. У них уже другой темп речи, больше сленга, выражений.

— Было ли страшно переезжать? «Уеду —не найду друзей» или «уеду - не справлюсь с уроками»?

— Мне помогло то, что там уже учился мой друг Миша, поэтому совсем одной я не боялась остаться. Да, я скучала по дому, иногда плакала, но глобально у меня не было безумной тоски. В Англии достаточно часто бывают каникулы — я ездила домой, виделась с родителями. Желания бросить все и вернуться в Россию точно не было. Я как будто интуитивно понимала, что это нормальная часть взросления.

Второй год был в разы проще: приехали новые ребята, появились новые друзья. Иногда даже на звонки родителям не было времени!


— Ты сначала была в довольно интернациональной школе, а потом перешла в супер-английскую. Как давался переход? И почему вообще решила переходить?

— Мы как-то сразу решили, что программу A-Level я буду проходить в другой школе. Epsom была одной из школ в списке, которая понравилась и мне, и родителям. Я пробовалась и в другую, но не смогла поступить.

Сам процесс сдачи экзаменов и интервью я помню смутно. Меня больше волновало, что придется перевозить вещи из одной школы в другую. Я переживала, что никого не знаю, но меня по приезду поселили в Дом, где все были новенькими. Думаю, это во многом помогло найти друзей.

В классе первое время было тяжеловато: и язык другой, и дети учатся вместе с самого детства. Я стеснялась пойти на групповые занятия спортом, ведь там все англичанки, которые не будут со мной разговаривать.

Во многом я сама себя так настроила, а когда получилось отогнать эти мысли, все пошло гораздо лучше. Конечно, изначально к тебе не будут относится, как с лучшей подружке, но если подходить самой и первой заводить разговор — с тобой будут коммуницировать. Стоит помнить, что наш менталитет отличается от английского. Это не всегда помеха, а лишь отличие.


— В чем ты видишь разницу между международной и типично английской школой?

— Я бы не сказала, что была какая-то глобальная разница в уроках или правилах. Моя первая школа также была английской, просто с «международным» классом. Там учителя говорят чуть медленнее, относятся к тебе, как к новичку в этой стране, в этой культуре и системе.

В Epsom тебе не делают скидку на твою «иностранность». И в долгосрочной перспективе это очень помогает: ты все схватываешь, понимаешь более сложный язык, сам начинаешь интереснее говорить. Но я также ходила и на дополнительные уроки английского для иностранцев.


Если вы сейчас в поисках школы для обучения ребенка или думаете о поступлении в Англию — приходите на консультацию. Облегчим весь путь и сбережем время и нервы.





— Как происходил выбор университета?

— Ой, мои родители всегда шутили, мол, надо в Кембридж! В Оксфорд! Я же отвечала, что мне не интересны науки. Я трезво понимала свои способности: умею зубрить, могу сидеть напролет с учебниками, хорошо понимаю экономику и улавливаю суть.

Я выбрала несколько университетов, но никогда не хотела учиться в центре Лондона. Я ездила по разным местам, присматривалась. В итоге подалась в 3 заведения, но от двух получила отказ. Паника — это еще мягко сказано! Мне не хотелось вернуться домой просто потому, что не смогла поступить.

Ждала до последнего, а система как будто зависла: все сроки прошли, а ответа нет. Я стала звонить в университет, постоянно попадала к разным людями. Одни говорили, что не прошла, другие — что еще идет рассмотрение. Каким-то чудом я попала к ректору университета. Начинаю тараторить ему заготовленную речь, он меня останавливает, объясняет, кто он, и — магия! —  спрашивает меня мои данные, чтобы посмотреть в системе.

«Тут так-то непонятно, проходите вы в итоге или нет, но раз вы такая упорная и даже мне дозвонились — мы вас берем!»

Весь этот стресс продолжался 2 дня, поэтому когда он мне это сказал, как будто гора с плеч свалилась.

— Как думаешь, почему стоит учиться в школе в Англии?

— Первое, конечно, язык. Я бы его никогда так хорошо не выучила, если бы не переезд.

Второе — смелость. Хоть у меня и не было больших страхов, но переехав, ты учишься переступать через себя, не бояться идти вперед. Англия учит самостоятельности.

Знакомства! И даже не в контексте друзей на всю жизнь. Умение общаться с новыми людьми, находить подход, узнавать новые культуры — этот навык уже не отнять.

В Великобритании довольно много самостоятельного обучения. Ты учишься ответственности за свои уроки, за материал, который сам должен разобрать, а еще думать вне стандартов. Например, хоть нам и давали задание по экономике и каждый должен был самостоятельно искать источники, информацию — таким образом,  у всех получались совершенно разные работы.

Как бы банально и избито это ни звучало, Англия и правда открывает перед тобой много возможностей. Не дает их прямо в руки, но показывает направления, куда можно идти.

— Как родители поддерживали тебя? Какой совет ты бы дала бы родителями, которые только отправляют ребенка в школу?

— Я слышала от других студентов истории, как родители сильно давили и паниковали: что случится, если ты никуда не поступишь. У меня такого не было. Моя семья была очень лояльна: если не поступишь в эти школы, поступишь в другие, не поступишь в другие, будешь делать что-то третье. Поэтому я сама и не боялась, и не чувствовала себя виноватой в чем-то. Я трезво понимала: не сдам, трагедии не случится.

Я благодарна, что на меня не давили фразами в духе «мы тратим огромные деньги на твою учебу, ты в столь юном возрасте уже нам много должен». Понимаю, что у всех свои методы, никого не осуждаю. Но мне кажется, что такая позиция и добавляет страха ребенку, создает дополнительный стресс. Он ведь и так попадает в новую для себя среду, новый язык, новую страну, в окружение новых людей, а тут еще и огромная тревожность, что ты подведешь ожидания родителей. Это закладывает комплекс, который легко может вернуться уже во взрослом возрасте.

Конечно, ребенок должен осознавать, что это серьезный шаг для семьи, что нужно относиться к обучению со всей ответственностью. Но в первую очередь это ребенок, у него переходный период, начинает формироваться личность, выстраиваются новые отношения с окружающим миром и родителями. Я думаю, мама и папа должны постараться стать настоящим другом своему ребенку, когда он будет жить далеко, говорить на другом языке и ему будет хотеться поделиться эмоциями с близким человеком и получить поддержку, а не осуждение.

Я сама наблюдала, как некоторые дети замыкались в себе, могли искать поддержку и друзей в «неправильных» местах. Да, это процесс взросления, почти все проходят через каких-то «не таких» друзей, плохие компании, но когда в глубине души чувствуешь за собой поддержку от родителей, твои страхи не руководят тобой. Тут даже больше вопрос в понимании, чем воспитании, ведь на расстоянии этот вопрос сильно ограничен. Здорово хвалить, обсуждать успехи — это вселяет в ребенка уверенность, что он все делает не зря.

Возвращаясь к вопросу «правильных» мест, я бы еще советовала серьезно подходить к выбору школы. В идеале, съездить вместе, посмотреть, какие там студенты, учителя. В целом вместе подходите к выбору учебного заведения. И поддерживать ребенка в его выборе.

Карина, спасибо за такие важные слова! Действительно, как бы парадоксально ни звучало, когда ребенок спокоен, ему гораздо проще брать ответственность за свои действия: получить двойку, провалить экзамен, что и неосознанно и подстегивает работать лучше и больше. Давление со стороны родителей интуитивно позволяет ребенку переводить ответственность на родителей и оставаться в позиции «это вообще вам надо,а не мне».


— Расскажи, что происходило после окончания университета? Как происходил поиск работы?

— Мой папа занимается магазинами для рукоделия и товарами для дома в России — у него своя небольшая сеть. Его коллеги нашли ассоциацию розничных торговцев с главным офисом в Германии. Периодически они проводили мероприятия, куда съезжались представители из разных стран. Папа захотел поехать, но так как он не знает английский, взял меня с собой как переводчика.

Три дня мы были на лекции и большой выставке. Я начала общаться с одним из директоров — англичанином с русской помощницей. Рассказала им о себе, об учебе на втором курсе. Спросила, смогу ли попасть к ним на подработку. В итоге я приехала к ним на 2 недели в декабре. Мы отлично сработались и подружились, но саму работу мне не оплачивали. Они рассказали, что скоро будет Конгресс в Лондоне, и пригласили меня уже на подработку через пару недель.

На третьем курсе я озадачилась поиском работы с визой и через эти свои знакомства вышла на директора Homebase и попросилась к ней на практику на 4 недели. Я была готова опять работать без оплаты. Мне было важно понять, как работает бизнес изнутри, побывать во всех процессах. Они согласились. В конце практики я поговорила с HR и сказала, что хотела бы у них работать, рассказала про свой опыт в ассоциации.


Наступило лето. Я была на Конгрессе, когда мне позвонил HR с предложением контракта на 3 месяца. Я понимала, что мне нужна будет рабочая виза, а значит, не такой краткосрочный контракт. Я начала изучать правила подачи на визу и выяснила, что у компании должна быть спонсорская лицензия. Конкретно у этой компании такой лицензии не было, но была у их дочернего подразделения. Пока я работала, разговорилась с HR, объясняя, какая именно должность мне нужна, ведь виза моя заканчивалась в октябре.

Мне нашли подходящую должность в отделе Аксессуаров для ванной комнаты. Что-то связанное с коммерцией — иными словами, скукотень. Работа была несложная, я всем понравилась, но… Я понимала, что мне на машине в одну сторону добираться 1,5. Если нет пробок, выезжать придется в 6 утра. Мою историю с визой никто не поддержал, потому что раньше подобной практики у них не было, а начинать процесс из-за меня одной они явно не стали бы. На этой ноте я решила уехать домой.

До января я вообще ничем толком не занималась - отдыхала, проводила время с семьей, думала о Магистратуре в следующем году.

Отдохнув, я вспомнила об Ассоциации, все-таки у нас были довольно теплые отношения. Они пригласили меня к себе на подработку, но так как не могли спонсировать визу, я часто летала к ним на 3 недели, а потом возвращалась домой на пару недель.

Работа мне нравилась, но я не была уверена насчет Германии. Мне не нравился немецкий язык. В марте директор-англичанин, о котором я рассказывала ранее, сказал, что увольняет свою русскую девочку-помощницу и предложил эту работу мне. Я обрадовалась, приняла предложение, занялась рабочей визой, но процесс шел тяжело, было много отказов.

Пока шло ожидание, я начала работать у папы в компании в России.  Проработала целый год в отделе маркетинга. Было тяжело! Я уже отвыкла, а тут получилось, что мы с папой и живем, и работаем вместе. Были и стычки, и ссоры, но в итоге нас это сблизило. Раньше он был «все по линеечке»: учиться на пятерки, работать в строгом костюме в офисе. Сейчас он стал более гибким.


— Не нужно страдать, чтобы потом быть счастливым. Можно сразу быть счастливым!

— Да-да, именно так! Когда родители дают тебе столько возможностей, почему ты должен вести себя как человек, у которого их нет? Некоторые уровни можно перепрыгнуть. Твой ребенок уже другая личность, он разговаривает на другом языке, учится в чужой стране. Даже сравнить с англичанами: они заканчивают университет, проходят практику, 5 лет работают ассистентом и ждут повышения — и все это у себя дома. Это тоже путь, он не хуже, но они росли в более тепличных условиях в свой родной стране. Но если жизнь уже дала тебе возможность учиться заграницей, почему этим не пользоваться?

Затем я поступила на Магистратуру в University of Surrey. Если честно, я была немного разочарована. У меня уже был довольно большой опыт в организации мероприятий именно бизнес-направленности, а на курсе я была единственной с настоящим опытом работы. А ведь это было одно из требований к поступающим. Да и сам курс был направлен больше на развлекательные мероприятия.

Я заканчивала магистратуру, параллельно работала в Германии, но все это никак не помогло бы мне остаться на рабочей визе в Англии. Я начала узнавать про другие визы и выяснилось, что про визу для только что закончивших университет предпринимателей, которую спонсирует именно университет. Я совсем не бизнесвумен, но это была самая простая и дешевая виза.

По стечению обстоятельств, в это время мой папа довольно часто приезжал в Англию, хотел вложиться в какой-то бизнес, узнавал про франшизы. Мы как раз заинтересовались сетью спортзалов. Папа предложил мне ими заняться, вдруг это подойдет мне под визу. Оказалось, да. И еще даже не купив франшизу, я уже стала заполнять заявление на визу для университета. Мне выдали визу на 1 год с возможностью продления еще на год. Для продления достаточно было показать, что компания существует и делаешь какие-то шаги — необязательно иметь какой-то сумасшедший доход.

Я осталась в Англии, но летала в Германию работать на Конгресс, параллельно занималась франшизой. Попутно, совершенно случайно, я знакомлюсь со своим будущим мужем-португальцем.


После продления моей визы, в немецкой компании происходят перемены и меня приглашают на полноценную работу. И было неважно, что я живу в Англии. Достаточно было, чтобы я приезжала на неделю раз в месяц и дистанционно работала в другие дни. Это было идеально для меня: гибкий график, очень интересные задания, люди и знакомства. Я думаю, если бы я пошла по другому пути, — закончила университет, отработала по рабочей визе 5 лет в скучном офисе, чтобы получить вид на жительство, — были бы другие ощущения и опыт.

Позже мы поженились, я получила визу как жена европейца. А потом случился коронавирус и работа из дома стала супер-нормой. Меня повысили до должности в другой компании Ассоциации, поэтому с октября я работаю уже там. В ноябре у меня родился ребенок. И вплоть до последних дней беременности я работала. Полноценно в строй вернулась в середине января.


— Карина, твоя история — золотой пример, как счастливо может сложиться жизнь, если не жить по правилам, а выбирать себе дело по душе. Скажи, а уже начинаешь выбирать школу для дочки?

Время летит так быстро, очень хочется все успеть. Даже поверить не могу, что проделала такой большой путь, что я уже замужем, что уже мама. Про дочку еще совсем не думала — ей всего 9 месяцев, но в будущем обязательно вернусь к этому вопросу!


Обучение в Англии — это не только о поступлении, но и о развитии и взрослении ребенка, Наследника. Консультанты и опекуны Almanax помогают не только поступить, но и в течение обучения развивать навыки ответственности, коммуникабельности, ответственности, финансовой грамотности и т.д.